С П РА В К А

по результатам обобщения  судебной практики по спорам, связанным с воспитанием детей , рассмотренным районными (городскими) судами Амурской области в  2006 году.

 

Согласно ст. 38 Конституции Российской Федерации семья находится под защитой государства. В ст. 1 Семейного Кодекса Российской Федерации отмечено, что семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо  в дела семьи,  обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты прав.

Статьей  46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. В Постановлении  Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. (в редакции от 06.02.2007№ 5)  обращено внимание на то, что в соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Учитывая данное конституционное положение, а также ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

Целью проведения настоящего обобщения является изучение судебной практики по делам, связанным с воспитанием детей, рассмотренных районными (городскими) судами Амурской области в 2006 году,   выявление допускаемых ошибок при их рассмотрении и разрешении,  выдача рекомендаций с целью правильного единообразного  применения  норм права,  защиты прав несовершеннолетних.

П. 1 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации  от 27 мая 1998 г., № 10, «О применении  судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей (в редакции от 06.06.2007 № 6), разъяснил, что к спорам, связанным с воспитанием детей, относятся: споры о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК РФ); об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ); об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 СК РФ); о возврате родителям ребенка, удерживаемого не на основании закона или судебного решения (п. 1 ст. 68 СК РФ); о возврате опекунам (попечителям) подопечного от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований (п. 2 ст. 150 СК РФ); о возврате приемному родителю ребенка, удерживаемого другими лицами не на основании закона или судебного решения (п. 3 ст. 153 СК РФ); о лишении родительских прав (п. 1 ст. 70 СК РФ); о восстановлении в родительских правах (п. 2 ст. 72 СК РФ); об ограничении родительских прав (п. 1 ст. 73 СК РФ); об отмене ограничения родительских прав (ст. 76 СК РФ) и другие.

В 2006 году судами Амурской области всего было рассмотрено 123 дела, по спорам, связанным с воспитанием детей, из них:

связанным с определением места жительства детей – 39,

с определением порядка общения с детьми – 21,

связанным с устранением препятствий в общении с детьми – 4,

связанным с происхождением детей – 19,

о восстановлении родительских прав – 12,

об ограничении родительских прав – 3,

об усыновлении (удочерении) – 23,

об отмене усыновления (удочерения) – 2.

При этом в кассационном порядке было обжаловано  11 судебных решений. Из них, по 1 делу кассационное производство прекращено в связи с отзывом кассационной жалобы, 10 решений оставлено без изменения.

В обобщение не включены дела о лишении родителей родительских прав.

Изучение материалов гражданских дел показало, что при разрешении заявленных требований суды руководствовались нормами Семейного Кодекса РФ а также  разъяснениями, содержащимися в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996г. № 9 «О применении судами Семейного Кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов»; от 20 апреля 2006г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей»; от 27 мая 1998г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». 

Однако, следует помнить, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации рассматриваются как составная часть ее правовой системы. Вступившие в силу  для Российской Федерации конвенции Совета Европы стали составной частью ее правовой системы и обладают верховенством над ее законодательством. К числу их относится Конвенция  о защите права человека и основных свобод, ратифицированная Российской Федерацией 30 марта 1998г. Поскольку Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда  по правам человека по вопросам толкования  и применения Конвенции и Протоколов к ней, постольку правовые позиции Европейского Суда, сформулированные им в своих решениях, являются обязательными для российских судов при осуществлении ими правосудия.

Конвенцией о правах ребенка, принятой 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года (ратифицирована Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 года N 1559-I), провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания (абзац шестой преамбулы Конвенции). Одним из важнейших международных договоров является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22 января 1993 г., ратифицирована 4 августа 1994 г.), вступившая в силу 19 мая 1994 г., для России - с 10 декабря 1994г. Также следует выделить Конвенцию о правах ребенка от 20 ноября 1989г., принятую 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН и ратифицированную Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 года № 1559-I.

Изучение дел показало, что указанные международные правовые акты не принимаются во внимание судами первой инстанции, однако они являются основополагающими при рассмотрении дел, связанных с воспитанием детей.

Наиболее часто при рассмотрении дел судами опускаются ошибки процессуального характера, однако значительно их число, вынесенных с нарушением норм материального права, которые нашли отражение в настоящей работе.

 

1.Рассмотрение и разрешение дел, связанных с определением  места жительства детей.

 

Районными  и городскими судами Амурской области в 2006 г. рассмотрено и разрешено 39 гражданских дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей. Это наибольший показатель из числа рассмотренных судами дел по спорам, связанных с воспитанием детей. При этом наибольшее их число разрешено Благовещенским городским судом (8),  по 4 дела Райчихинским  и Белогорским городскими, Свободненским районным судами. Указанная  категория дел не рассматривались  в Константиновском, Серышевском, Завитинском Ивановском и Благовещенском районных судах.

Согласно ч. 3 ст. 65 СК РФ, место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Пунктом 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998г. № 10(в ред.от 06.02.2007 г. № 6) «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» разъяснено, что  решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 СК РФ).

При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально - бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Поскольку обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, определяются на основе норм  материального права, подлежащих применению к спорным правоотношениям, судам следует  руководствоваться указанными правовыми нормами и соответствующими разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской федерации.

При разрешении споров суд так же должен учитывать реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, и другие конкретные обстоятельства, влияющие на создание нормальных условий жизни и воспитания ребенка родителем, а также лицами, у которых фактически проживает и воспитывается несовершеннолетний.

Благовещенским городским судом разрешен спор по иску Б.О. к  Б.С. об определении места жительства несовершеннолетнего К. Истица указала, что  у нее имеются все необходимые материально-бытовые и жилищные условия для проживания  сына. Ответчик злоупотребляет своими родительскими правами, оказывает на ребенка  психическое воздействие, удерживает сына у себя и  препятствует его  встрече и общению  с ней. Полагает, что у ответчика  отсутствуют условия для нормального развития  ребенка.

Ответчик иск не признал, указав, что  действительно, ребенок проживает у него. Он не дает  истице  общаться с ребенком по той причине, что ребенок не желает этого общения Ответчик опасается, что  истица заберет ребенка и не возвратит. Просит учесть, что ребенок  длительное время проживает с ним.

Представитель органа опеки и попечительства полагал целесообразным проживание   несовершеннолетнего К. с матерью, поскольку  условия проживания и воспитания ребенка у отца влияют на развитие ребенка неблагоприятно. Мальчик необщителен и  отстает в развитии

Удовлетворяя исковые требования, суд учел привязанность К. к каждому из родителей, его возраст, нравственные и личные качества  родителей,  существующие между каждым из родителей и ребенком отношения, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития, а именно: род деятельности, режим работы каждого из сторон,  их материальное и семейное положение.

Суд учел, что  истица не препятствовала ответчику в общении с ребенком и осуществляла постоянный уход и заботу о сыне до того, пока ответчик  не стал удерживать ребенка у себя, формировать негативное отношение ребенка  к своей матери  и препятствовать ребенку  в течение длительного времени встрече с матерью; учел, что ответчик в период проживания ребенка у него ненадлежащим образом заботился о его умственном и физическом развитии, что нашло свое отражение в предоставленном суду заключении психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетнего К., из которого также следовало, что благоприятное воздействие на формирование и воспитание  ребенка будет  оказывать мать.

При таких обстоятельствах судебная коллегия так же пришла к выводу, что проживание ребенка с матерью будет отвечать интересам самого ребенка, и указала, что при рассмотрении дел данной категории правовое значение для правильного разрешения спора являются только интересы самого несовершеннолетнего ребенка,  которыми   пренебрегают его родители  при выяснении отношений в случае развода. Решение суда первой инстанции вступило в законную силу.

Между тем, данное гражданское дело имеет характерную особенность.  Оно неоднократно рассматривалось судами первой, кассационной и надзорной инстанций. При  первоначальном его рассмотрении Благовещенским городским судом было вынесено определение, которым суд обязал органы опеки и попечительства управления образования администрации г. Благовещенска поместить несовершеннолетнего ребенка, 2000 года рождения в приемную семью сроком на один месяц, обязав ответчика выполнить указанное требование суда. При этом суд преследовал цель выявления и определения  мнения несовершеннолетнего на воспитание обоими родителями, степень привязанности к каждому  из них.

Президиумом Амурского областного суда указанные действия суда отнесены к неправовым, незаконным, не основанным на нормах действующего законодательства, нарушающим права несовершеннолетнего ребенка на его приоритетное воспитание родителями. Указанное обстоятельство являлось одним из оснований к отмене судебных постановлений и направлению дела на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении дела судом совершенно правильно назначена по делу судебно-психологическая экспертиза, результаты которой были оценены судом в совокупности с другими материалами дела.

Селемджинским районным судом рассмотрено дело, переданное по подсудности из Губкинского районного суда Ямало-Ненецкого национального округа,  по иску С. к Г. об определении места жительства  их несовершеннолетней  дочери К. с отцом девочки. После развода судом определено проживание несовершеннолетней  с матерью в п. Февральске.

Согласно ст. 147 ГПК РФ, после принятия заявления судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству и указывает действия, которые следует совершить сторонам, другим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Подготовка к судебному разбирательству является обязательной по каждому гражданскому делу и проводится судьей с участием сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей.

При подготовке дел данной категории к судебному разбирательству судье следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора и подлежащие доказыванию сторонами, обратив особое внимание на те из них, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а также сложившиеся взаимоотношения этих лиц с ребенком. Такие дела назначаются к разбирательству в судебном заседании только после получения от органов опеки и попечительства составленных и утвержденных в установленном порядке актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка (п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г.).

Данные требования судом первой инстанции выполнены не были. Фактически, только при рассмотрении дела  по существу судом определялись  и истребовались у частников гражданского судопроизводства соответствующие доказательства.

Что касается рассмотрения спора по существу, то суд первой инстанции верно определил проживание К. с отцом, поскольку материалы дела свидетельствовали о  соответствии этого интересам ребенка. Кроме того, на момент рассмотрения спора девочка достигла возраста 11 лет, и суд учел ее мнение, изложенное письменно и адресованное суду. Девочка указала, что желает проживать с папой и старшим братом в г. Губкинском, где  она учиться в школе, посещает спортивную секцию, школу искусств, имеет  много друзей. С матерью  видится каждое лето.  Мать так же намерена переехать в г. Губскинский.

Актом обследования условий проживания истца установлено, что в семье С. созданы благоприятные условия для проживания ребенка, с места работы дана положительная характеристика. Мнение органа опеки и попечительства так же было учтено судом, и сводилось к определению места жительства К. с отцом и старшим братом.

Статья 57 СК РФ предоставляет ребенку право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного либо административного разбирательства, что и было реализовано судом при рассмотрении данного гражданского дела. Более того, учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, является обязательным, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Все же, проблема оценки мнения ребенка по делам данной категории, существует.

Если при разрешении спора, связанного с воспитанием детей, суд придет к выводу о необходимости опроса в судебном заседании несовершеннолетнего в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу, то следует предварительно выяснить мнение органов опеки и попечительства о том,  не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде.

Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации  в п.5 Постановления от 27 мая 1998 г., № 10, опрос следует производить с учетом возраста и развития ребенка в присутствии педагога, в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц.

При опросе ребенка суду необходимо выяснять не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли он свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает, и тому подобные обстоятельства.

 

2. Установление судебного порядка общения с детьми.

 

Районными (городскими) судами Амурской области в 2006 г.  разрешено 21 гражданское дело  об определении порядка общения с детьми.  Число указанных споров в судебной практике судов незначительно, тем не менее их правильное разрешение влияет не только  на родительские правоотношения, но прежде всего направлено на защиту прав детей, установленного ч.3 ст. 9 Конвенции о правах ребенка, которой  закреплено  право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 66 СК РФ, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

Родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка.

Если родители не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом с участием органа опеки и попечительства по требованию родителей (одного из них).

Указанное выше Постановление Пленума Верховного Суда разъясняет, что исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.), изложив его в резолютивной части решения.

При определении порядка общения родителя с ребенком суд должен принять во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие.

В исключительных случаях, когда общение ребенка с отдельно проживающим родителем может нанести вред ребенку, суд, исходя из п. 1 ст. 65 СК РФ, не допускающего осуществление родительских прав в ущерб физическому и психическому здоровью детей и их нравственному развитию, вправе отказать этому родителю в удовлетворении иска об определении порядка его участия в воспитании ребенка, изложив мотивы принятого решения.

Аналогично должно разрешаться и требование об устранении препятствий родителям, не лишенным родительских прав, в воспитании детей, находящихся у других лиц на основании закона или решения.

Определив порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка, суд предупреждает другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда (п. 3 ст. 66 СК РФ). В качестве злостного невыполнения решения суда, которое может явиться основанием для удовлетворения требования родителя, проживающего отдельно от ребенка, о передаче ему несовершеннолетнего, может расцениваться невыполнение ответчиком решения суда или создание им препятствий для его исполнения, несмотря на применение к виновному родителю предусмотренных законом мер.

Однако, так же необходимо помнить, что правом на общение с ребенком обладают не только родители, но и бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, прадедушки, прабабушки, мачехи и другие родственники (ст. 67 СК РФ).

Родители обязаны воспитывать ребенка и заботиться о нем, а воспитание ребенка невозможно без общения. Родители не должны злоупотреблять своим правом на общение с ребенком и должны предоставлять возможность другим родственникам общаться с ребенком.

Пункты 2 и 3 указанной статьи предусматривают последствия отказа родителей от предоставления близким родственникам ребенка возможности общаться с ним. В этом случае заинтересованные родственники вправе обратиться в органы опеки и попечительства. Орган опеки и попечительства, учитывая интересы ребенка, вправе обязать родителей не препятствовать такому общению, что выражается в письменном решении и может быть обжаловано в суд. Орган опеки и попечительства должен выяснить мнение ребенка, заслушать объяснения родителей, лиц, проживающих вместе с ребенком, при необходимости - воспитателей, учителей ребенка. Орган опеки и попечительства может способствовать родителям ребенка и его родственникам в заключении соглашения, определяющего порядок общения ребенка с родственниками. По достижении 14 лет ребенок вправе сам определять порядок общения с родственниками, а также с согласия родителей заключить соответствующее соглашение.

Если родители не подчиняются решению органа опеки и попечительства, суд разрешает спор, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка. Орган опеки и попечительства, а также суд могут отказать в праве родственников на общение с ребенком, если придут к выводу, что такое общение может помешать нормальному воспитанию ребенка, окажет на него неблагоприятное физическое, психическое воздействие.

Благовещенским городским судом разрешены исковые требования  В. и Л., которые обратились с иском к С. об устранении препятствий в общении с внучкой. Истцы указали, что родители ребенка после развода стали проживать раздельно, и мать девочки категорически запретила истцам общаться с  ней.  При любом обнаружении общения с внучкой, С. создавала условия, травмирующие здоровье и психику девочки. В результате истцы были вынуждены обратиться в отдел по защите прав несовершеннолетних детей и за защитой своих прав в суд.

Ответчица исковые требования не признала, однако, в ходе судебного заседания стороны пришли к мировому соглашению, согласно которому ответчица обязалась не чинить препятствий  в осуществлении прав истцов на общение с ребенком, по обоюдному согласию было установлено время и место общения бабушки, дедушки и внучки.

Следует констатировать, что  принятие судом мер к заключению мирового соглашения заслуживает только положительной оценки и направлено на соблюдение прав всех участников семейных отношений.

Изучение дел, рассмотренных судами Амурской области по спорам, связанным с воспитанием детей, показало, что судами области довольно широко применяется практика по урегулированию спорных ситуаций путем вынесения предложения сторонам заключить мировое соглашение. Данная действия суда служат также  установлению дружественных отношений между сторонами, соответствуют  интересам детей, и прежде всего, не травмируют психику и здоровье ребенка, проживающего с одним из родителей.

Дела рассматриваемой категории, в соответствии со статьями 23, 24 ГПК РФ, подлежат рассмотрению в районном (городском) суде, и не отнесены законом к подсудности мирового судьи.

Таким образом, при поступлении искового заявления, суд прежде всего должен определить относится ли конкретный спор к подсудности данного суда.

Так, Л. обратился к мировому судье по Ивановскому районному судебному участку № 1 с иском к  К. об определении порядка общения с сыном Д..

Мировой судья принял дело к своему производству, объединил его с гражданским делом по иску бабушки и дедушки Д. к К. об устранении препятствий в общении с внуком, назначил предварительное судебное заседание, обязал ответчицу представить возражения, назначил повторное судебное заседание и истребовал доказательства.

В ходе повторного судебного заседания ответчицей был заявлен отвод судье, и только после этого суд вынес определение о передаче дела по подсудности в Ивановский районный суд.

 

3. Споры, связанные с происхождением  детей.

 

Согласно ст. 49 СК РФ, в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей вопрос о происхождении ребенка разрешается судом в порядке искового производства по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, либо по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия

При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.

Одним из доказательств в разрешении вопросов, связанных с происхождением ребенка, является судебная экспертиза, заключение которой подлежит оценке в совокупности с другими допустимыми и относимыми доказательствами по делу.

В настоящее время существуют такие виды экспертизы, которые позволяют установить отцовство с высокой степенью точности. К ним относится, например, генетическая дактилоскопия (по ДНК, где содержится генетический код, индивидуальный для каждого человека, ДНК ребенка всегда сочетает признаки ДНК отца и матери; по амниотической жидкости (воды при беременности)). Условия и порядок проведения экспертизы определяются Приказом Минздрава РФ от 24 апреля 2003 г. № 161 «Об утверждении Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы».

Так, Завитинский районный суд рассмотрел дело по иску И. к В. и установил отцовство В. в отношении несовершеннолетней А. Истица указала, что состояла с ответчиком в фактических брачных отношениях, от которых родилась дочь. Ответчик же сослался на то, что является ограниченно годным к службе в армии по причине заболевания мочеполовой системы, и в связи с этим, он фактически не может иметь детей.

Суд назначил по делу молекулярно-генетическую экспертизу, из которой следовало, что вероятность отцовства В. в отношении А. равна 99,98 %, что соответствовало категории вероятностных значений - практически доказано.

Вместе с тем, следует помнить, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

В соответствии со ст.ст. 79, 80 ГПК РФ, назначение экспертизы осуществляется путем вынесения определения суда о назначении экспертизы. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения.

Судья, назначивший судебную экспертизу, предоставляет объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта, получает образцы для сравнительного исследования и приобщает их к делу.

При назначении экспертизы, суд вправе приостановить производство по делу (ст. 216 ГПК РФ). Определение о приостановлении производства по делу может быть обжаловано сторонами по общему правилу, в течение десяти дней.

Однако,  имеют место факты, когда  право сторон на обжалование судебных актов нарушается. Так, Константиновский районный суд, рассматривая дело по иску К. к Р. об установлении отцовства, назначил судебно-генетическую экспертизу, и в связи с этим приостановил производство по делу. Определение было вынесено судом 24 октября 2005г., однако, как следовало из сопроводительного письма, направлено сторонам только 16 декабря 2005г. Кроме того, экспертиза была начата только 23.05.2006г., спустя 7 месяцев со дня вынесения определения о ее назначении. В результате, с момента поступления искового заявления в суд (22.07.2005г.) и до момента принятия судом решения (10.07.2006г.) прошел довольно значительный промежуток времени, что повлекло судебную волокиту, умаление авторитета судебной власти, нарушение прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Статья 50 СК РФ регулирует вопросы установления факта признания отцовства умершим лицом, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка

Такой факт может быть установлен судом по правилам особого производства на основании всесторонне проверенных данных, при условии, что не возникает спора о праве и при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (ст. 49 СК РФ. Соответствующие разъяснения содержатся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами  семейного Кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» (в ред. от 06.02.2007 № 6).

Фактами, подтверждающими признание лицом своего отцовства в отношении данного ребенка, могут служить его письма, в том числе в электронной форме, в которых он называл ребенка своим, анкеты, заявления (в детский сад, школу и др.), аудио- и видеозаписи, показания свидетелей, однако четкого определения круга доказательств законом не установлено.

Так, Константиновский районный суд рассмотрел дело по заявлению Ш. об установлении факта признания отцовства умершим А.. Из заявления усматривалось только то обстоятельство, что стороны в течение 2,5 лет состояли в фактических брачных отношениях, от которых в 2005 году родилась дочь.

Разрешая заявленные требования суд ограничился показаниями свидетелей, которые указали на проживание Ш. с А. одной семьей, и справкой администрации сельсовета, подтверждающей данное обстоятельство.

 Вопрос о том, имеется ли спор о праве (например, по поводу наследственного имущества) судом не выяснялся.

 

Статья 52 СК РФ предусматривает, что запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

При рассмотрении дел об оспаривании записи об отце (матери) ребенка необходимо иметь в виду, что предусмотренное п. 2 ст. 52 СК РФ правило о невозможности удовлетворения требования лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ, об оспаривании своего отцовства, если в момент записи этому лицу было известно, что оно не является отцом ребенка, не исключает его права оспаривать произведенную запись по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими).

Так, Благовещенским городским судом было рассмотрено дело по иску К. к С. об оспаривании актовой записи об отцовстве. К. не исключал, что он не является отцом ребенка, однако, в целях неразглашения сведений о случайной связи с ответчицей и сохранения своей семьи, он согласился на то, чтобы в свидетельстве о рождении были указаны его данные.

Судом правомерно было отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку сведения об отце ребенка, указанные в свидетельстве о рождении девочки, были внесены на основании совместного заявления К. и  С., на момент подачи заявления в органы ЗАГСа, он осознавал, что возможно не является отцом ребенка. Кроме того, по результатам назначенной судом экспертизы вероятность его отцовства была равна 99,99 %.

Статья 9 Конвенции о правах ребенка указывает, что ребенок не должен разлучаться со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка.

Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Данное положение раскрывается в ст. 68 СК РФ, согласно которой, родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения. В случае возникновения спора родители вправе обратиться в суд за защитой своих прав.

При рассмотрении этих требований суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил в Постановлении от 27 мая 1998г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», в ред. от 06.02.2007 г., что при рассмотрении таких дел суд учитывает реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, и другие конкретные обстоятельства, влияющие на создание нормальных условий жизни и воспитания ребенка родителем, а также лицами, у которых фактически проживает и воспитывается несовершеннолетний.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что ни родители, ни лица, у которых находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие, суд, отказывая в удовлетворении иска, передает несовершеннолетнего на попечение органа опеки и попечительства с тем, чтобы были приняты меры для защиты прав и интересов ребенка и был выбран наиболее приемлемый способ устройства его дальнейшей судьбы (п. 2 ст. 68 СК).

При рассмотрении исков родителей о передаче им детей лицами, у которых они находятся на основании закона или решения суда (опекунов, попечителей, приемных родителей, воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений), необходимо выяснять, изменились ли ко времени рассмотрения спора обстоятельства, послужившие основанием передачи ребенка указанным лицам и учреждениям, и отвечает ли интересам детей их возвращение родителям.

Родители имеют преимущественное перед другими лицами право на воспитание своих детей, в силу закона, и могут требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя незаконно.

Так, Бурейским районным судом правомерно удовлетворены  требования Л. к Н. и М. о возврате ребенка. Истица указала, что  является матерью-одиночкой. Вместе с сыном К.  она проживала в пгт. Прогресс с сожителем, после смерти которого, его родственники – Н. и  М. пригласили мальчика погостить, и, без разрешения матери, увезли ребенка в п. Талакан. На просьбы истицы о возврате К. ответчицы отвечали отказом. Поскольку Л. не была лишена родительских прав, характеристики на нее носили положительный характер, сомнений в способности Л. обеспечить надлежащее воспитание и развитие ребенка, как и оснований полагать, что передача К. матери не будет отвечать его интересам, у суда не имелось.

 

4. Споры, связанные с ограничением и восстановлением в  родительских правах.

 

Статьей 73 СК РФ предусмотрено право суда с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских прав (ограничении родительских прав).

Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав. Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока.

Данная норма права устанавливает меру ответственности, применяемую к родителям, нарушающим права несовершеннолетнего ребенка и уклоняющимся от выполнения возложенных на них родительских обязанностей.

Ограничение родительских прав является превентивной мерой, применяемой для обеспечения безопасности ребенка в отношении родителей, которые не способны понимать значение своих действий и руководить ими либо имеют тяжелое заболевание.

Основанием для применения названной меры служит опасность оставления ребенка с родителями как по обстоятельствам, от них не зависящим (психическое расстройство, болезнь, стечение тяжелых обстоятельств), так и  вследствие неадекватного поведения родителей при отсутствии достаточных оснований для лишения родительских прав.

В последнем случае ограничение родительских прав является временной мерой. Если в течение шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав родители не изменят своего поведения, то орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка этот срок может быть сокращен.

Так, управление образования администрации г. Благовещенска обратилось в суд с иском об ограничении Ч. родительских прав.

 Ч. поступила в родильный дом из психоневрологического дома-интерната, ее поведение характеризовалось сменой периодов возбуждения и агрессии, неадекватными действиями. По своему психическому состоянию заниматься воспитанием ребенка она не могла. Суд назначил проведение судебно-психиатрической экспертизы в отношении Ч., по результатам которой дано заключение о том, что имеющиеся у Ч. нарушения психики столь значительны, что лишают ее способности понимать значения своих действий и руководить ими, по своему психическому состоянию Ч. не имеет возможности заниматься уходом и воспитанием своего ребенка. Судом постановлено решение об ограничении Ч. родительских прав.

Процессуальные особенности рассмотрения дел об ограничении родительских прав аналогичны особенностям рассмотрения дел о лишении родительских прав

Согласно ст. 76 СК РФ, если основания, в силу которых родители (один из них) были ограничены в родительских правах, отпали, суд по иску родителей (одного из них) может вынести решение о возвращении ребенка родителям (одному из них) и об отмене ограничений, предусмотренных статьей 74 настоящего Кодекса.

Обязанность доказывания того, что основания ограничения родительских прав отпали, лежит на истце - родителе, который был ограничен в родительских правах. В качестве доказательств могут быть документы о лечении, решение суда о восстановлении гражданина в дееспособности, акт обследования условий жизни и др.

Так, Магдагачинский районный суд восстановил Л. в родительских правах в отношении двух несовершеннолетних детей. В качестве доказательств изменения своего поведения и отношения к воспитанию детей, Л. представила справку о том, что устроилась на работу в Магдагачинскую центральную районную больницу, положительную характеристику с места работы, справку о том, что она прошла лечение от алкогольной зависимости. Актами обследования условий жизни Л. установлено, что в доме стало чисто, тепло, побелено, имеются продукты питания, условия для проживания детей удовлетворительные.

Противоположная ситуация усматривается по делу по иску Д. о восстановлении родительских прав. Свободненский районный суд отказал Д. в удовлетворении заявленных требований, поскольку это противоречило бы интересам  детей. Истицей были представлены положительные характеристики с места работы, свидетели пояснили суду, что Д. изменила свой образ жизни – перестала употреблять спиртное и вступила в брак. Однако, в ходе судебного заседания муж истицы пояснил, что был неоднократно судим за совершение тяжких преступлений. Из представленной органами прокуратуры справки на мужа Д. следовало, что он в 2005 году нанес удар ножом гражданину Т., в состоянии алкогольного опьянения он груб и агрессивен.

Поскольку детям пришлось бы проживать в одном жилом помещении с отчимом, личность которого не была исследована органами опеки и попечительства, как и то, какие отношения сложились между им и детьми, у суда не имелось оснований для удовлетворения заявленных требований.

 

5. Усыновление (удочерение) детей и отмена усыновления (удочерения).

 

Семейный кодекс Российской Федерации к основным началам и принципам семейного законодательства относит принцип приоритета семейного воспитания ребенка.

Правовой институт усыновления является одной из основных гарантий соблюдения важнейшего права ребенка жить и воспитываться в семье, в случае утраты им родительского попечения.

Статья 124 устанавливает, что усыновление или удочерение (далее - усыновление) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 настоящего Кодекса, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 апреля 2006г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей», разъяснил, что при решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном случае следует проверять и учитывать нравственные и иные личные качества усыновителя (усыновителей) (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя (заявителей) на работе, в быту, наличие судимости за преступления против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т.п.), состояние его здоровья, а также проживающих вместе с ним членов семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения, отношения, возникшие между этими лицами и ребенком. Данные обстоятельства в равной мере должны учитываться при усыновлении ребенка как посторонними лицами, отчимом, мачехой, так и его родственниками.

При этом следует учитывать, что закон не предусматривает каких-либо ограничений для усыновления детей в зависимости от состояния их здоровья. Вместе с тем, если усыновляемый ребенок страдает какими-либо заболеваниями, суду необходимо выяснить, известно ли усыновителям об имеющихся у ребенка заболеваниях, а также смогут ли они обеспечить такому ребенку надлежащий уход и соответствующее лечение.

Судам следует иметь в виду, что в силу статьи 273 ГПК РФ дела об усыновлении ребенка должны рассматриваться с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, а также ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет.

В порядке подготовки дела об усыновлении к судебному разбирательству судье в каждом случае надлежит истребовать от органа опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка заключение об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам усыновляемого ребенка с указанием сведений о факте личного общения усыновителей (усыновителя) с усыновляемым ребенком (часть 1 статьи 272 ГПК РФ, пункт 2 статьи 125 СК РФ). При этом следует учитывать, что, исходя из положений пункта 2 статьи 125 СК РФ и части 1 статьи 272 ГПК РФ, такое заключение также требуется и в случае усыновления ребенка отчимом или мачехой.

Пленум так же обращает внимание судей на то, что состояние здоровья усыновляемого ребенка должно быть подтверждено не справкой медицинского учреждения или врача, а медицинским заключением экспертной медицинской комиссии органа управления здравоохранением субъекта Российской Федерации о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии усыновляемого ребенка.

При исследовании представленных органом опеки и попечительства документов судье необходимо проверить, выданы ли они компетентными органами (лицами) и заверены ли они соответствующими подписями и печатями.

Если судьей будет установлено, что к заключению органа опеки и попечительства приложены не все необходимые документы либо заключение или документы не отвечают требованиям, предъявляемым к ним, то ему следует истребовать надлежащие заключение и документы от органа опеки и попечительства.

Изучение материалов гражданских дел об усыновлении, рассмотренных судам Амурской области, показало, что судами соблюдаются указанные положения, судами истребуются необходимые документы, обстоятельства каждого конкретного дела изучаются судом и отражаются в судебных  решениях, каких-либо проблем или вопросов по разрешению данной категории дел не возникало.

Поскольку родительские права и обязанности возникают у усыновителей в результате усыновления, а не происхождения от них детей, необходимо иметь в виду, что в случаях уклонения усыновителей от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребления этими правами либо жестокого обращения с усыновленными, а также если усыновители являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией, судом может быть решен вопрос об отмене усыновления (статья 140, пункт 1 статьи 141 СК РФ), а не о лишении или ограничении родительских прав (статьи 69, 70, 73 СК РФ). В указанных случаях согласия ребенка на отмену усыновления не требуется (статья 57 СК РФ).

Суд, исходя из пункта 2 статьи 141 СК РФ, вправе отменить усыновление ребенка и при отсутствии виновного поведения усыновителя, когда по обстоятельствам как зависящим, так и не зависящим от усыновителя, не сложились отношения, необходимые для нормального развития и воспитания ребенка. К таким обстоятельствам, в частности, можно отнести отсутствие взаимопонимания в силу личных качеств усыновителя и (или) усыновленного, в результате чего усыновитель не пользуется авторитетом у ребенка либо ребенок не ощущает себя членом семьи усыновителя; выявление после усыновления умственной неполноценности или наследственных отклонений в состоянии здоровья ребенка, существенно затрудняющих либо делающих невозможным процесс воспитания, о наличии которых усыновитель не был предупрежден при усыновлении. В указанных случаях суд вправе отменить усыновление исходя из интересов ребенка и с учетом мнения самого ребенка, если он достиг возраста десяти лет (статья 57, пункт 2 статьи 141 СК РФ).

Так, Райчихинским городским судом было отменено усыновление Г.И. и Г.Н. несовершеннолетнего Б., исходя из его интересов. Усыновители не смогли установить с несовершеннолетним благоприятных взаимоотношений и оказать должного влияния на его воспитание. Ребенок постоянно уходил из семьи, бродяжничал, несмотря на то, что в семье были созданы условия для нормальной жизни. Рассчитывать на изменение сложившихся отношений не было оснований, так как мальчик сам не стремился установить контакт с усыновителями и был согласен на отмену усыновления.

Конвенцией о правах ребенка провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.

Рассмотрение гражданских дел указанной категории в установленные законом процессуальные сроки, вынесение законных и обоснованных решений способствует целям и задачам правосудия по защите прав и законных интересов участников семейных правоотношений.

 

 

Судья Амурского областного суда                                                 Абрамова С.А.

 

Секретарь судебного заседания                                                     Коренная М.А.

 

 

На главную страницу <<